тут - титановый прокат.
Фото Ивана Федосеева
Фарух Рузиматов художественно задушил Дездемону на сыктывкарской сцене
Цикл публикаций: В Сыктывкаре
28 апреля на сцене Государственного театра оперы и балета прошел одноактный балет на музыку Генри Перселла «Павана мавра». Главную роль – Отелло – исполнил мэтр балетной школы, доцент Академии русского балета, Народный артист России, долгие годы бывший  премьером Мариинского театра, Фарух Рузиматов. С собой в Сыктывкар он привез мини-труппу – солистов Михайловского театра Веру Арбузову, Эльвиру Хабибуллину, Андрея Касьяненко и Ивана Зайцева.

Спектакль был показан вне программы 24-го международного фестиваля оперного и балетного искусства «Сыктывкарса тулыс», но все же в его рамках. На пресс-конференции, которую руководство театра дало в начале апреля, его директор Валентина Судакова обратила внимание журналистов на «пропущенную» в афише фестиваля дату 28 апреля. «Это сделано намерено. До последнего момента мы не раскрывали секрета и теперь можем объявить о приезде в Сыктывкар звезды мирового балетного искусства», - пояснила В.Судакова.

ruzimatov-1.jpg

О «магнетизме» и притягательности образа Фаруха Рузиматова, о которых ходят легенды в балетном мире и среди публики, гласила и программка, которую публика раскупала до начала спектакля. Как горячие пирожки расходились и календари за полтысячи рублей. В сравнении со стоимостью билета - до полутора тысяч - это казалось мелочью. Да и сам билет, по московским меркам, как признавались зрители, стоил «сущие копейки». В числе последних в фойе фланировали известные предприниматели. В ожидании вожделенного зрелища публика неспешно потягивала в буфете коньяк, подогревая себя для восприятия танца магнетического артиста.

ruzimatov-8.jpg

ruzimatov-10.jpg

ruzimatov-16.jpg

Вопреки афише маэстро изменил последовательность действия. Первым актом он представил мастерство своей труппы в отрывках из классических балетов и современных номеров. Хореографом одного из них – об уставших влюбленных, поглядывающих на часы, - выступила солистка Вера Арбузова. После сцены свидания в потустороннем мире графа Альберта и погибшей по его вине Жизели занавес неожиданно закрылся. Однако публика успела недоуменно пороптать лишь несколько мгновений. Когда занавес снова распахнулся, на сцене в клубах красного дыма стоял сам Фарух Рузиматов. Настала пора «Болеро» Равеля, поставленного специально для звезды. Первобытные страсти, сначала сдержанные, а потом - в такт музыке -  становящиеся все более яростными, завершились вырванным сердцем, предложенным героем «Болеро» публике. До этого он «вырвал» и «бросил» на сцену ненужный при виртуозном танце язык. Пластика маэстро была столь выразительна, что, казалось, напряжение артиста передалось залу. Маэстро пришлось несколько раз выходить на поклон рукоплескавшему залу. В момент его окончательного ухода перед антрактом за кулисы его нагнала пожилая поклонница с цветами и, к зависти женской половины зала, облобызала растроганного татуированного артиста в щеку.

Занавес…

ruzimatov-27.jpg

ruzimatov-31.jpg

Председатель Союза композиторов Михаил Герцман вышел в фойе расстроенный. На вопрос о впечатлениях выразительно махнул рукой. Идущие следом артисты балета нашего театра (прикоснуться к мастерству прославленного артиста пришла вся балетная труппа) пояснили жест мэтра: от первого отделения они ожидали большего.

Компания медиков на диване оживленно обсуждала фактурные данные солистов: продольные и поперечные мышцы, признаки плоскостопия и великолепный подъем Эльвиры Хабибуллиной. Спор зашел и о тату, контурирующей мышцы спины маэстро: мнения, татуировка это или роспись, разделились. Зрители интересовались друг у друга, что такое «павана», о которой ей предстояло узнать во втором отделении. О том, что это средневековый танец, равно как и о шедевральной постановке Хосе Лимона, в «лирической» программке не было сказано ни слова. Суровый продавец программок откровенно обиделся, когда вопрос адресовали ему.

ruzimatov-49.jpg

Зрительницы вели подсчет возраста Фаруха Рузиматова, известного своей закрытостью для прессы.

- Если в 1981 году он стал солистом Мариинки, тогда ему было, ну, предположим, двадцать, вот и считай: сейчас ему как минимум пятьдесят три, - прикидывали восхищенные поклонницы.

ruzimatov-44.jpg

Декорациями к эпизоду из шекспировской трагедии, по замыслу хореографа, гремевшего в 50-х годах прошлого века, стали сами актеры, костюмы и их жесты. Сценический минимализм призван сосредоточить публику на драматизме и психологизме самого действия. Четверо героев – Отелло, Дездемона, друг Отелло и его спутница – были одеты в контрастные по цвету стилизованные костюмы средневековья. Темно-красный Отелло, охрово-рыжий Яго, его спутница в огненно-оранжевом бархате оттеняли воздушную юную Дездемону в непорочно-белом.

ruzimatov-48.jpg

В программке ожидаемо не был указан пятый, «пассивный», персонаж трагедии – белый воздушный платок, из-за которого, по Шекспиру, и разгорелся весь сыр-бор. Мавр преподносит его молодой жене как символ  верности. Лицемерный Яго уже при первых же па «намекает» Отелло о потенциальной неверности возлюбленной. Подруга Отелло – спутница  Яго – подогревает подозрения. Платок становится вожделенным объектом для обоих. На фоне застывших в целомудренной позе молодоженов танец Яго и подруги выглядит коварным и исполненным порочного любопытства. Поединок Отелло и Яго происходит в полной тишине: музыка остановилась, на ее место пришли яростные движения и мимика.

ruzimatov-45.jpg

Но вот лицемерной подруге удается завладеть платком Дездемоны. Разгорающаяся ревность Отелло пробуждает в нем африканские страсти. На этом фоне Дездемона все больше похожа на жертву, не понимающую причину ярости возлюбленного. Но вот искусительница передает платок Яго. Доказательство в его руках, и оно делает друга циничным. Потрясая платком, испачканным  гнусной придуманной историей, перед обезумевшим мавром, Яго подписывает приговор Дездемоне. ruzimatov-54.jpg

Вторая «немая», без музыки, сцена накаляет обстановку практически до электрических разрядов в воздухе. Неумолимый, как возмездие, мавр в последний раз целует супругу. Убийство девушки в белом происходит под прикрытием фантастически широкого оранжевого подола торжествующей злодейки.  Над телом Дездемоны злодеи обвиняют друг друга в клевете, то ли осознав весь ужас своего преступления, то ли продолжая играть новую, не менее гнусную игру, а цвета их костюмов уже напоминают шутовские. Не в силах перенести ужас содеянного, Отелло замирает над телом жены.

ruzimatov-50.jpg

С последними аккордами ренессансной музыки зал буквально взорвался аплодисментами. Зрители хлопали вразнобой и в такт, кричали «браво», усиливая град при выходе на поклон Фаруха Рузиматова.

ruzimatov-52.jpg

Общее мнение о втором отделении выразила, выходя из зала, одна молодая зрительница.

- Вот это да! – выдохнула она, и поток публики поддержал ее согласными кивками.

ruzimatov-55.jpg

Полина Романова, фото Ивана Федосеева

В Сыктывкаре - 13 июл 2016

Он раскроет ваши тайные страхи...

Заброшенный аэропорт в местечке Соколовка близ Сыктывкара уже 20 лет необъяснимо притягивает к себе горожан. Побродить по зданию недостроенного терминала мечтает, наверное, каждый третий. Корреспонденты «Куда Идти» побывали в здании заброшенного аэропорта и стали свидетелями ужасающей истории

Комментарии (0)
вниз — след. комментарий; вверх — пред. комментарий; а — ответить

Добавить комментарий
:
:
: